/винни-пух/
Наташка умерла.
Утром.
Ночь была неспокойная, стонала, уже только после третьего укола ей не болело.
А потом стала дышать нехорошо, а пульс упал на 43. Медсестра мне говорила, что если ниже 50, то уже все. И что люди в стопоре все равно все слышат, хотя ничего сделать или сказать не могут. Так что плакать нельзя. Так что я как положено держала за руку, сидела рядом и несла всякое, что она не одна, и Санька не один и все будет хорошо.
Саньке еще ничего не говорили, Славика ждем. Хорошо хоть он в офис ушел, у него дневная смена.
Я не чувствую, что она умерла. Тело вижу, к телу чувствую брезгливость - труп он и есть труп. А Натахи там нет. Наташка в другом месте.